Правильное понимание человечеством своей истинной познавательно-созидательной и альтруистической природы – ВЕРНЫЙ ПУТЬ К ВСЕМИРНОМУ МИРУ И К ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ!

Уважаемый Владимир Владимирович! С 12 июня 2020 года по 2 декабря 2021 года мной было написано и отправлено 40 моих открытых писем на сайт «Открытые письма – Письма Владимиру Путину», 35 из которых были опубликованы, а 5 моих писем были приняты, но не опубликованы по неизвестным мне причинам. Моё 38-ое открытое письмо я отправлял дважды — 27 и 28 сентября, в обоих случаях это письмо было принято, но не опубликовано. Письмо имело такое же название, как и сегодняшнее письмо: «Правильное понимание человечеством своей истинной познавательно-созидательной и альтруистической природы – ВЕРНЫЙ ПУТЬ К ВСЕМИРНОМУ МИРУ И К ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ!». Моё следующее — 39-ое письмо, в котором я поздравил Вас с Днём рождения, было опубликовано без проблем, а 40овое моё письмо с тем же названием, что и 38-ое письмо вновь не опубликовали. Моё 41-ое открытое письмо я решил уже в третий раз отправить под тем же названием, так как считаю, что одинаковое название этих трёх моих открытых писем Вам, уважаемый Владимир Владимирович, сразу раскрывает единую их философию созидания для всего человечества. Лично мне, конечно же, очень хочется, чтобы именно наши современные соотечественники неуклонно проявляли преемственность поколений и с естественной гордостью руководствовались высшей ФИЛОСОФИЕЙ СОЗИДАНИЯ, доставшейся нам в наследство от наших великих предков – участников Великой Отечественной войны. В 40-ом открытом своём письме Вам, я с большой надеждой на правильное понимание моего Советского интернационализма, посчитал необходимым изложить ФИЛОСОФИЮ СОЗИДАНИЯ из гениального учения «О патриотизме и национализме» великого Советского интернационалиста, русского учёного, академика Лихачёва Дмитрия Сергеевича – поистине Совести нашей многонациональной страны. Однако редколлегия сайта это моё письмо от 2-го декабря не опубликовала, видимо, посчитав его содержание, излишне критичным по отношению к Вам, несмотря, на самом деле, на доброжелательное содержание всех моих открытых писем Вам. Редколлегия продолжила свою твёрдость к моим письмам с философским названием, даже после опубликования моего следующего письма от 6-го октября, в котором я с искренней благодарностью поздравил Вас с Днём рождения, пожелал Вам Здоровья — по определению ВОЗ, а также пожелал дальнейших созидательных успехов в Вашей Президентской деятельности. Лично во мне сохраняется надежда на дальнейшее успешное эволюционное развитие нашей страны именно под Вашим руководством, и я пока не вижу среди современных отечественных политиков достойного преемника, готового к надёжному закреплению в нашей многонациональной Российской Федерации общечеловеческих ценностей, предложенных Вами.
Уважаемый Владимир Владимирович! Моя жизнь разделилась на «до» и «после» 1984 года – по причине случая взяточничества на приёмных экзаменах в моём родном медицинском институте. В институт я поступил в 1967 году и весьма успешно его закончил в 1973 году, а в 1975 году закончил двухгодичную учёбу в ординатуре, а далее приказом ректора института был сразу зачислен педагогом. Педагогическая, научная и общественная деятельность в институте была у меня тоже весьма успешной, и в начале 80-ых годов моя фотография оказалась на Доске Почёта института, среди фотографий моих уважаемых учителей, выдающихся педагогов и учёных. Естественно, чувства радости, счастья и гордости за себя, за страну в целом присутствовали в моей душе. И вдруг в 1984 году в моём родном институте произошел ужасный для медицинского педагогического коллектива случай взяточничества на приёмных экзаменах. Взяточником оказался один из педагогов нашего института, который был осужден на 4 года тюремного заключения. Однако в институте этот случай взяточничества не получил должного осуждения в связи с тем, что педагог-взяточник был сыном приятеля ректора института, вполне успешного руководителя, заслужившего глубокое уважение в коллективе педагогов и у вышестоящих органов. Ректор был замечательным моим наставником, по его рекомендации я со второго курса начал совмещать учёбу с работой комендантом студенческого общежития лечебного факультета, и весьма успешно, – наше общежитие в социалистических соревнованиях среди четырёх общежитий института все годы занимало первое место. В 1972 году, на состоявшейся плановой проверке бытовых условий у студентов в вузовских общежитиях города Казани, наше общежитие оказалось в лидерах. Эта приятная весть привела к грандиозному событию в моей жизни: решением собрания участников Великой Отечественной войны нашего института, я – студент 5 курса и по совместительству комендант общежития в День Победы 1972 года был награждён полным собранием сочинений Ленина с формулировкой – «За активное участие в коммунистическом воспитании студенческой молодёжи». Хочу особо подчеркнуть, что мои успехи в работе комендантом общежития, конечно же, были достигнуты при большой помощи моих наставников, среди которых были и участники ВОВ, и сам ректор института. Наставники искренне делились своим богатым жизненным опытом и надеялись быть услышанными, а мне хотелось оправдать их доверие и быть, как и мои наставники, порядочным Советским человеком. Исключительно хорошие отношения ко мне проявлял ректор института. Во втором курсе моей учёбы, по его предложению я начал не только совмещать учёбу с работой комендантом студенческого общежития, а ещё по воскресениям он начал приглашать меня на рыбалку или на охоту, и в конечном итоге я стал седьмым членом общества рыбаков и охотников, созданного лично ректором института. Моё активное участие в этом коллективном отдыхе под руководством ректора прекратилось после случая взяточничества на приёмных экзаменах института в 1984 году. На самом деле первым отказался от коллективного отдыха сам ректор, а мы шестеро продолжали это мероприятие – без ректора. Когда ректор чистосердечно раскрыл лично мне , что истинной причиной его отказа от коллективного отдыха является его страх быть застреленным мной, из-за возникшего принципиального противоречия между нами по вопросу случая взяточничества в институте. Да, я в категоричной форме выступал за гласность – за серьёзное обсуждение на партийном собрании института этого позорного случая взяточничества, с обязательным приглашением на собрание представителя правоохранительных органов. Ректор, конечно же, был категорично против широкой гласности, так как он находился в ожидании уже обещанной ему государственной награды Орденом Ленина. Действительно, на следующий год после случая взяточничества в нашем институте, ректор был награждён Орденом Ленина, а меня он продолжал настойчиво убеждать о необходимости мне прекратить заниматься донкихотством и взять, наконец, творческий отпуск, написать докторскую диссертацию, защититься, стать профессором и его преемником, и свою помощь он мне гарантировал. Поблагодарив ректора за многолетнее очень доброе его отношение ко мне, за его желание и в дальнейшем помогать мне в достижении профессионального благополучия, я честно признался, что хочу оставаться самодостаточной личностью и быть достойным патриотом Отечества, таким, как академик Сахаров. Именно Патриотизм Сахарова для разумной личности является, на мой взгляд, образцом искренней любви к Отечеству. Я по примеру академика Сахарова уже в 80-ые годы осознал, что процесс морально нравственной деградации в СССР происходит даже в медицинской среде, поэтому мной в 1987 году было написано объёмное письмо лично Михаилу Сергеевичу Горбачёву с просьбой о конкретной помощи в моей борьбе за сохранение в стране высших медицинских ценностей. Неизвестно — дошло ли моё письмо до Горбачёва, а в Комитете партийного контроля оно точно побывало, но КПК отнёсся к моему весьма тревожному письму абсолютно формально, так как, не предвидя последствия, отправил его в наш институт для обсуждения на общем собрании педагогов. На мой взгляд, КПК обязан был обратить должное внимание к моей информации в письме об ошибочном конформизме – о согласии большинства педагогов института с мнением ректора по вопросу о случае взяточничества в институте, что педагог-взяточник уже наказан, находится в тюремном заключении, что излишне по этому вопросу проводить специальное собрание. По рекомендации КПК общеинститутское собрание состоялось, но по обсуждению моего письма Горбачеву, и это обсуждение привело к трагедии: скоропостижно скончался 45-тилетний профессор, декан лечебного факультета, зачитывавший на этом собрании моё письмо Горбачёву. В этот же день – в день смерти декана я был вызван к ректору и он при моём появлении в его кабинете сходу обозвал меня убийцей, а затем объявил, что из-за моих якобы дрязг было отклонено присвоение ему звания «Герой Социалистического Труда». Я вынужден был раскрыть ректору секрет, что умерший декан полностью поддерживал мои требования о полноценной гласности о случае в 1984том году взяточничества в институте. На следующий день после смерти декана я был вызван в районную прокуратуру, где тоже весьма сердито пытались полностью возложить на меня ответственность за смерть 45ти летнего профессора. Однако сотрудники прокуратуры вполне адекватно восприняли мной приведенные факты по бездействию правоохранительных органов, о полном отсутствии от прокуратуры необходимой информации для педагогов института о случае взяточничества на приёмных экзаменах института в 1984 году. Секретарь парткома института после смерти декана продемонстрировал по отношению ко мне наибольшую жестокость, поставив в повестку заседания парткома об исключении меня из партии. Однако резкое выступление одного из членов парткома – единственного участника Великой Отечественной войны с защитой конкретных моих поступков, вопрос об исключении меня из партии был мгновенно снят с повестки заседания.
Уважаемый Владимир Владимирович! Моя научная деятельность была связана с диагностикой патологии сосудистой системы, поэтому моя профессия врача диагноста, учёного требовала от меня глубоких знаний о мыслительных, психических отклонениях у человека при нарушении кровоснабжения головного мозга. В 1979 году, ещё до защиты мной кандидатской диссертации, имея уже большой опыт диагностики естественной старческой деменции, решился написать доброжелательное письмо лично Леониду Ильичу Брежневу с рекомендацией ему добровольно уйти в отставку и серьёзно заняться своим здоровьем. В настоящее время уже хорошо известно, что Леонид Ильич пытался уйти в отставку, однако ЦК КПСС был против этой отставки, и понятно почему,- из-за желания членов ЦК получать максимально личную выгоду при больном главе государства. Личные интересы стали доминировать над общественными и над государственными интересами не только у государственных деятелей, но во всех слоях общества, даже в медицинской среде. Именно об этом мной написано в данном письме Вам, с главной целью, чтобы убедить Вас – действующего президента страны о необходимости радикального реформирования современной медицины – в пользу государственной медицины, с главной её задачей – ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Напоминаю определение здоровья ВОЗ от 1948 года. «Здоровье – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней, или физических дефектов».
Замалетдинов Амир Аляутдинович, 1944 г.р., город Казань.

16.12.2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *