Уважаемый В. В. Путин, прошу по возможности, учитывая достижения нашей медицины, отодвинуть на некоторое время мою смерть.

Уважаемый В. В. Путин, прошу по возможности, учитывая достижения нашей медицины, отодвинуть на некоторое время мою смерть, т. к. после обращения за медпомощью по полису к участковому врачу я обнаружил в своей краевой поликлинике хорошо отлаженное преступное медсообщество. В результате их криминальных действий мое так называемое лечение сводилось к медленной особо-мучительной смерти, в результате жить мне осталось от нескольких дней до недель. Суть: в июне 2018 года я обратился за медпомощью в краевую поликлинику №2 по поводу кровотечения в прямой кишке. По направлению врача я сдал анализы крови мочи и по первым результатам стало очевидно, что у меня начальная стадия раковой опухоли. Врачу ничего не стоило направить меня в краевую онкологию для удаления злокачественной опухоли, так как ранее обнаружение рака гарантировало полное его исцеление.
Мне 86, то есть я из той прослойки общества, которое называют «дети войны», осмелившиеся дожить до наших дней. И я осознаю, что по российским меркам продолжительности жизни я уже прихватил лишнее от этой жизни, но я признаю нормальным явлением естественную смерть, но когда убийцами, да не по случаю, а преднамеренно становятся врачи — это противоестественно. По моему здесь есть и корыстный мотив. Так если меня лечить, то это дорогостоящее лекарства плюс сама операция, но зачем лечить меня по полису, то есть бесплатно, когда все эти услуги и лекарства можно продать платно больным. Победил по-моему убеждению корыстный мотив. Врач прекращает предоставление мне любых мед.услуг по полису, куда входят обследование, анализы и ставит меня в очередь на колоноскопию — это потайная дорога к смерти, по убийству беспомощных стариков. Организованное в сообществе поликлиники с больницей и я не поверю если мне скажут, что эта дорога смерти, изобретенная врачами — садистами, не известна была главврачам. Здесь изобретен хитрый и надежный способ убийства стариков. Болезнь раком скоротечная, если не успел обнаружить на ранней стадии и не последовало срочное мед. вмешательство, то скорый смертельный исход неизбежен. Искусственно созданная очередь, до 12 месяцев в ожидании на колоноскопию, гарантирует, что рак не встречая медицинских препятствий за 10 — 12 месяцев распотрошит до неизлечимой 4 стадии все мои внутренние органы. Так лечащий врач поставила меня в очередь на прохождение на колоноскопию в начале июня 2018 года, а мне сообщили по телефону, что моя очередь подошла и я должен прийти на улицу Русская, 55 14 марта 2019 года, то есть через 10 месяцев.
Под любым предлогом врачи не давали мне возможности пройти эту процедуру — колоноскопию и спокойно наблюдали за моей медленной и особо-мучительной смертью. К тому времени анализ крови показал, что перед постановкой на очередь 16 июня 2018 года СОЭ мм/ч в крови составлял 13 единиц — это результат здорового человека, а 28 марта 2019 года на момент прохождения колоноскопии СОЭ мм/ч составлял уже 35 единиц, то есть это уже была неизлечимая 4 степени раковой опухоли — это говорит о том, что моя смерть наступает в результате преступных действий врачей, кстати, когда я проходил колоноскопию, то был один, ни одного человека в очереди не было, а сама процедура длилась ровно 5 минут. Попутно я выяснил, что аппарат колоноскопии в Японии стоит дешевле месячной зарплаты местного депутата. Процедурный кабинет большой и если его перегородить занавеской, то можно принимать одновременно двоих больных, но я уверен, что нет такого количества больных и если платить достойную зарплату, то не будет отбоя выпускников медучилиц проводить колоноскопию. Все это говорит о том, что очередь в 10 месяцев создана искусственно с целью уничтожения беспомощных стариков — детей войны и манипуляцией с дорогими лекарствами. Второй год с моего первого обращения к врачу у меня течет кровь из прямой кишки и я не могу добиться от врачей ответить на вопрос — откуда течет кровь и где находится пораженный участок в кишечнике. В кабинете онколога, что в краевой онкологическом диспансере, на улице Русской, 57 в кабинете №9 врач-онколог передают мне справку, в которой был указан мой диагноз — это злокачественная раковая опухоль 4 степени.
Я по наивности еще не переварив, что это мой смертельный приговор, спросил о лечении, но онколог меня успокоила, что никакие лекарства мне не потребуются, так как рак 4 степени неизлечим и смертельный исход неизбежен. Для того, чтобы создать для себя видимость занятости, а для меня создать иллюзию, что меня лечат, онколог посылает меня за очередным анализом, причем результат анализа назначает мне принести через месяц, то есть дает простор по времени раковой опухоли доканать все мои органы и оказать мне первую и последнюю мне медицинскую помощь — это оформить свидетельство о смерти. Когда онкологу становится понятно, что меня уже некуда посылать, то она посылает меня повторно. Так например за последнее время я четырежды просвечивал на ренгене мои легкие, не знаю насколько это полезно для моего кардиостимулятора. Четвертый месяц я регулярно по назначению онколога приезжаю к ней на прием совершенно бесполезно, так как ни о каком лечении и разговора нет, но успокаивает хотя бы то, что каждая встреча с онкологом обходится мне на такси 650 рублей, эти бы деньги да на мое лечение.
В. Крюков

16.06.2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *