Коррупция в МВД России

Уважаемый Владимир Владимирович! Я, заместитель начальника Брянского филиала ВИПК МВД России, полковник полиции Колов Амир Магомедович, являюсь участником контртеррористических операций, кандидатом юридических наук. За заслуги перед Отечеством награжден Орденом Мужества, Почетной грамотой МВД РФ и многими ведомственными и общественными наградами. Имею три высших образования-юридическое, педагогическое и экономическое, полученные на конкурсной основе, в том числе обучаясь по Правительственной программе подготовки управленцев в Академии РАГС при Президенте РФ, более 50 публикаций.
Несмотря на 25 летнюю безупречную службу в специальных, оперативных, научно-образовательных и других подразделениях, отдельные руководители МВД России, погрязшие в коррупции и неблаговидных делах, чьи фамилии я доводил в обращениях на имя Президента РФ, в том числе и от 12.11.2019 года №УЧ-820641, подвергли меня и членов моей семьи преследованию в качестве расправы за то, что я, защищая честь офицера, встал на защиту законных прав простых граждан и коллег по работе, отказался исполнить преступные указания непосредственных руководителей, часть из которых в настоящее время осуждены за участие в преступном сообществе (ОПС), не поддался подкупу и угрозам этих участников ОПС, а также отказался дать взятку (500 тыс. долл.), которую у меня вымогали за продвижение по службе и отверг другие формы коррупции.
Мои обращения по данному вопросу в компетентные органы, в том числе и в Аппарат Президента РФ блокируются лицами, возможно находящимися в коррупционных связях с участниками ОПС.
Таким же образом, мои сообщения о преступлениях блокировали теми же лицами и в период моей службы в ГУЭБиПК МВД России. Однако, когда я обратился к Президента РФ в октябре 2012 г. после трехлетнего преследования, организованного в отношении меня коррупционерами МВД России, вероятно, мое письмо дошло до Вас, после чего руководство МВД России в лице заместителя начальника ДГСК МВД России генерал-майора Костенко Юрия Яковлевича в присутствии других лиц, признало свою халатность в допущении данного преследования и частично реабилитировали меня, повысив в должности с отсылкой от своей семьи в г. Брянск с обещаниями о скорейшей полной реабилитации с социальным обеспечением семьи. Однако это оказалось уловкой и обманом, совершенной с целью отвода глаз Президента РФ и продолжения расправы в отношении меня качестве мести за разоблачение участников ОПС. Так, после назначения на новую должность мои непосредственные руководители, при потворстве тех же должностных лиц ДГСК МВД России, совершили в отношении меня многочисленные преступные деяния с целью дискредитации и увольнения со службы. В течении трех лет с 2012 по 2015 годы, документируя каждый факт данных преступлений, я представлял их руководству МВД России. Однако, более 60-ти моих сообщений о преступлениях руководством МВД России были укрыты. Более того, эти же лица организовали угрозы, требуя от меня отказаться от обвинений в адрес моего руководителя генерал-лейтенанта полиции Ю.Н. Демидова, чьи преступные действия также документированы (о данном факте угроз я сообщал в ГУСБ МВД России и ФСБ России в 2016 году, но преступление было укрыто). Когда я отказался выполнить данное требование, этими лицами, в период 2016-2017 годы, в порядке реализации угроз были инспирированы в отношении меня ряд судебных исков о лишении меня единственного жилья (общ МВД) и выселении моей семьи с четверо несовершеннолетними детьми и отъемом детей для сдачи в приют. После этого сфабриковали гражданское дело о взыскании с меня денежных средств в сумме 640 тысяч рублей, которые якобы, были незаконно выплачены мне в период нахождения на больничном. При этом, зная, что я нуждаюсь в проведении дорогостоящей медицинской операции на колено, травмированной на службе в декабре 2015 года, после получения боевого ранения 1996 года, мне прекратили выплату зарплаты. Таким же образом, препятствуя мне лечению и в найме адвокатов, в 2011-2012 годы руководство МВД России мне не выплачивало мне зарплату за 13 месяцев работы и добилось вынесения для себя оправдательного судебного решения на основании фальсифицированных доказательств, хотя тогда я постоянно ходил на работу.
В результате клеветы и травли, проведения предвзятых, формальных проверок, оказания препятствий правосудию и других правонарушений, в том числе и публичных экстремистских призывов к коллективу об ущемлении моих прав данные должностные лица МВД России при потворстве ряда чиновников компетентных органов в отношении меня и членов моей семьи были совершены преступные действия, предусмотренные ст. ст. 2,17,29,40,41,55,120 Конституции РФ; ст. ст. 124, 127.2, 140, 145.1, 282, 285,286, 288, 290, 292,293, 294, 303, 305, 307, 316, 327 УК РФ; п.п.4,5,6, ст. 8 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» и другие правонарушения.
Эти деяния и бездействие чиновников правоохранительных и судебных органов повлекли последствия, которые лишили меня и членов моей семьи на протяжении многих лет Конституционных прав на достойную жизнь, возможности получения медицинской, социальной и иной помощи, гарантированной многодетной семье ветерана боевых действий и за другие заслуги перед страной и народом. Из-за этого я не обеспечен собственным жильем, лишен каких-либо источников дохода — зарплаты или пенсии. С моего счета снимаются даже деньги в виде мизерных пособий участника боевых действий. Этот геноцид длится уже более 4-х лет.
В настоящее время я также нахожусь под присмотром врача, в нетрудоспособном состоянии. Несмотря на это, министр внутренних дел России В.А. Колокольцев и другие руководители правоохранительных органов проявляют преступную халатность, отказывая мне в личном приеме, в обеспечении доказательств, а также в возможности представления даже тех доказательств, которые находятся в моем распоряжении, направляя в ответ на мои обращения формальные отписки.
Неужели хотя бы то, что по приказу Президента России Б.Н. Ельцина я участвовал в боевой операции со своими коллегами в январе 1996 года, где пришлось наступать на позиции боевиков, чьи силы превышали наших более сто раз, что означало организацией преднамеренного убийства в отношении нас, не дает мне право объективного разбирательства, сложившейся ситуации?
Как показывает мой многолетний опыт борьбы за свою честь, достоинство и деловую репутацию, в настоящее время в России, сотрудники МВД, оказавшиеся под преследованием своего начальства, лишены возможности обеспечения доказательств в гражданском суде, в силу высокого уровня круговой поруки и коррупции в МВД России. Начальство же при этом обладает всеми ресурсами этому препятствовать, организовывая подлог, лжесвидетельства, преследования свидетелей – сотрудников и иные правонарушения. Поэтому по подобным фактам разбирательства необходимо проводить лишь в особом порядке, исключительно в рамках уголовного дела.
Уважаемый Владимир Владимирович! На основании изложенного, убедительно прошу Вас дать указание компетентным органам о:
1. Рассмотрении данного сообщения о фактах преступлений, совершенных в отношении меня и членов моей семьи в соответствии со ст. ст. 144, 145, 448 УПК РФ;
2. Возбуждении уголовного дела по указанным фактам преступлений;
3. Определении подведомственности каждого преступления;
4. Установлении конкретных виновных лиц, организовавших и совершивших правонарушения в отношении меня и членов моей семьи;
5. Привлечении у уголовной ответственности лиц, виновных в организации и совершении противоправных действий в отношении меня и членов моей семьи;
6. Признать меня и членов моей семьи потерпевшими по уголовному делу;
7. Разъяснении мне порядка подачи гражданского иска в уголовном деле;
8. Обеспечении доказательства по уголовному делу;

19.04.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *