Государственная программа развития села

Добрый день!
Владимир Владимирович, простите за смелость и благодарю за возможность изложить свои доводы.
Боюсь потеряться на фоне людей, кто обращается с личной проблемой. Однако думаю, что поднятый ниже мной вопрос новой государственной программы развития села и злоупотребления правом может быть больше заслуживают внимания вопросов сограждан, кто интересуется из праздных мотивов личной жизнью домашних питомцев. Пишу впервые Вам и отношусь к Вам в большим уважением. По существу вопроса: Я российский юрист школы 2000-х годов, мне 33 года и в последнее время живу в Москве. Хороший или плохой – трудно сказать, но душой болею за родную землю и профессию. Профессия юриста в последние годы в стране стала синонимом неудачной карьеры и малого заработка, как мне кажется, и как следствие отношение людей к нашим законам. Но все же попытаюсь взять слово. Вопрос относительно организации местного самоуправления на селе, то есть у конечных исполнителей. Вопрос объемен и достоин работы на соискание ученого звания кандидата наук, но попробую уместить в несколько абзацев.
На моей малой земле в 600 км от Москвы в Чебоксарском районе Чувашской Республики я столкнулся с интересным явлением относительно вопросов местного самоуправления. Суть в том, что в одной деревне сельского поселения Чебоксарского района систематически пропадает вода с 2012 года и ее может не быть месяцами. Водонапорная башня конца 1970-х годов постройки. Люди ходят жалуются друг другу и причитают, но никто не хочет встать и пойти что-то сделать и дойти до сидящих ответственных лиц в кабинетах и при этом растет социальная напряженность среди населения. Я как специалист, разумеется, требовал от администрации сельского поселения через районную прокуратуру, Роспотребнадзор восстановить водоснабжение и даже писал Главе Чувашской Республики заявления о необходимости наладить водоснабжение в интересах неопределенного круга лиц. Как только заявление получал Роспотребнадзор, вода на период проверки начинала поступать исправно и с окончанием проверки тут же централизованное поступление воды прекращалось. И так шло из года в год. Явно то, что водонапорная башня выработала свой ресурс и более того установлена в низине, в то время как основная часть населенного пункта находится выше (закон о сообщающихся сосудах из учебника физики). В ответе на обращение указывалось, что никаких нарушений не выявлено и на период проверки вода поступала исправно, а недостаток ее связан с поливом огородов даже зимой. Так или иначе, годы спустя, Глава администрации сельского поселения признал нехотя отсутствие воды и то только после того как к рассмотрению этого дела Администрация Главы Республики почему-то подключила МВД, увлекшись пересылкой обращения во все инстанции. Сотрудник МВД получил объяснения у жителей по водоснабжению и только из этого объяснения как юридического акта появилась фиксация отсутствия воды в населенном пункте. Решения данного конкретного примера проблемы до сих пор нет как и новой водонапорной башни, но причина такого нерешения, как мне кажется, кроется в существующих законах, позволяющих злоупотребить правом (ст. 10 ГК РФ).
1. Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» конечно важен для предпринимателей, но сегодня этим нормативным правовым актом начали злоупотреблять не в смысле статьи, запрещенной уголовным законом, а в рамках ст. 10 Гражданского кодекса и вышеуказанный пример наглядно показывает как это происходит. Хотелось бы предложить законодательным органам власти и лицам, обладающим правом законодательной инициативой, взглянуть на круг лиц, на которых этот закон распространяет защиту от проверок путем заблаговременного предупреждения о внеплановой проверке, а именно разрешить надзорным и контролирующим органам осуществлять проверки муниципальных образований на примере сельских поселений без заблаговременного предупреждения и извещения. В настоящее время на сельские поселения как на юридические лица в рамках статьи 124 ГК РФ распространяются права юридического лица и вот к каким злоупотреблениям это приводит на системном уровне.
2. Кроме того, как мне кажется из существа вышеуказанной проблемы, причины кроятся также в профессиональных качествах Глав администраций сельских поселений. Что такое сельское поселение сегодня – это 4-5 деревень, объединенных в одно муниципальное образование и в нем проживает небольшое количество людей. Соответственно штат администрации сельского поселения также невелик (до 4 человек). При этом Глава Администрации сельского поселения является выборным лицом и образование у него может быть любым. Если в городских округах имеется у ситименеджера целый аппарат высококвалифицированных юристов и специалистов в сфере промышленного и гражданского строительства, то в сельском поселении таковых нет и из этого также вытекает проблема правового нигилизма или просто желание отсидеть рабочий день, а ведь обязанностей у главы администрации сельского поселения очень много. Если прокурорский работник районной прокуратуры надзирает за исполнением законов, то глава поселения обязан их исполнять, а объем необходимых знаний равен, что у первого, что у второго. При этом прокурорский работник является государственным служащим, прошедшим тяжелейший отбор по морально-деловым качествам и профессиональным знаниям и назначенный юристом – прокурором субъекта Российской Федерации, то по вопросам с Главой поселения мы просто полагаемся на удачу и местные муниципальные выборы в сельской местности.
Изучив вопрос исполнения именно главами администраций сельских поселений своих обязанностей, мне кажется, что выборность глав администраций сельских поселений сегодня в современных реалиях мешает соблюдению требований законов. На данные должности сегодня требуются люди с богатым опытом правовой работы и гражданской службы, способные исполнять все возникшие управленческие правовые вопросы в сельском поселении на высоком профессиональном уровне, чего можно добиться только при полностью независимом от главы муниципального района субъекта Российской Федерации и строгом конкурсном профессиональном отборе при назначении Главы администрации сельского поселения, а для этого необходимо изменить ст. 36 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и ввести специальную статью (ст. 36 прим) для Главы сельского поселения в части его назначения.
Думаю, что вышеперечисленные изменения помогут реализации Государственной программы развития села, которая была утверждена Председателем Правительства Российской Федерации 04 июня 2019 года и декларирует своей главной задачей: «приблизить уровень жизни села к городскому»
Я не питаю больших надежд, что мое письмо найдет своего адресата, но может быть оно станет поводом задуматься о такой проблеме профессиональных качеств конечных исполнителей в муниципалитетах.
Справочно: в качестве примера приведена деревня Пикшик, расположенная в Сарабакасинском сельском поселении Чебоксарского района Республики Чувашия Российской Федерации (координаты навигации 56.011645, 47.208589).

С уважением,
М. Федоров

11.06.2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *