Встреча с судьями Конституционного Суда

Состоялась традиционная встреча Владимира Путина с судьями Конституционного Суда Российской Федерации, приуроченная ко Дню Конституции.

В.Путин: Добрый день, уважаемый Валерий Дмитриевич, уважаемые коллеги!

Я хочу вас, судей Конституционного Суда, весь ваш аппарат, конечно, всех граждан России поздравить с праздником – с Днём Конституции, пожелать вам всего самого доброго.

Ещё раз хочу повторить, Конституционный Суд занимает особое место в судебной системе нашей страны. Вы оберегаете конституционные устои государства, стоите на страже основополагающих прав, свобод граждан, вносите весомый вклад в совершенствование законодательства и своими решениями во многом задаёте вектор правового развития страны.

Работы у вас много, и она сильно отличается от того, что было в предыдущие десятилетия – в девяностые, в начале двухтысячных годов, когда нужно было «сшивать» общее правовое пространство. Кстати говоря, и тогда вы сыграли очень важную, значимую роль.

Сейчас многое изменилось, и, думаю, будет правильным сказать, что благодаря вашей работе за последние годы культура законотворчества в стране изменилась, стала более зрелой.

Работы хватает. Законы пишут, как известно, люди – людям свойственно ошибаться. А ваша роль как раз заключается в том, чтобы внимательно смотреть за тем, какие законы принимаются, что там внутри, какие последствия они будут иметь, соответствуют ли нормы, которые принимаются, нашей Конституции. И, разумеется, всё это делается в интересах укрепления российской государственности и в интересах граждан России.

Кроме всего прочего, вы выступаете арбитром между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти. Ваша работа не даёт никому быть небрежным в законотворческой деятельности, и это, безусловно, очень-очень важно.

Действительно, иногда смотришь на комментарии по поводу ваших решений – и частенько вижу, что эксперты говорят, что решения Конституционного Суда слишком сложны и не сразу понятно, о чем идёт речь. Но трудно с этим согласиться: толкование законодательных норм, придание им конституционно-правового смысла, безусловно, должно быть очень подробно, детально аргументировано. Здесь не может быть никакой неточности, здесь требуется проявление высшей степени профессионализма.

Выявление конституционного смысла норм материального или процессуального права позволяет также устранять противоречия в правоприменительной практике, что особенно важно для текущей жизни конкретных людей. Кроме того, выявляя конституционный смысл законодательной нормы, вы приспосабливаете её к меняющимся условиям общественного развития, придаёте ей более полное правовое наполнение и, таким образом, обновляете и актуализируете российское законодательство.

Хочу подчеркнуть, стабильность конституционных принципов и норм – это неотъемлемая составляющая успешного развития нашей страны. Поэтому ваша системная, последовательная, скрупулёзная работа крайне важна для будущего страны.

Абсолютно очевидно, что только сильное, самостоятельное государство способно надёжно защитить права и свободы своих граждан, тем самым создать условия для политической стабильности и правопорядка, для благополучной жизни людей, в конце концов.

Хочу вас всех поблагодарить за профессионализм, ответственность, за вклад в повышение авторитета судебной системы и государства.

Естественно, когда мы встречаемся, вы всегда говорите о том, что на данный момент времени считаете наиболее важным в результате вашей практической работы, анализа правотворческой деятельности и правоприменительной практики. Надеюсь, и сегодня тоже об этом поговорим.

Прошу Вас, Валерий Дмитриевич.

В.Зорькин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Если Вы позволите, я начну с традиции, сложившейся за многие годы, и сначала вручу Вам сборник наиболее важных наших решений, не всех, а наиболее важных, как и в прошлом году.

В.Путин: Спасибо.

В.Зорькин: Спасибо Вам большое за высокую оценку деятельности Конституционного Суда. Я думаю, что, конечно, услышать это от гаранта Конституции, главы государства, как говорят в наше время, дорогого стоит. Это больше аванс, чтобы мы работали лучше и исправили то, что, как Вы сказали, много критики раздаётся – может быть, чтобы её поменьше было. Но я не знаю, будет ли она меньше, потому что каждый суд, и в том числе Конституционный, решает в конечном счёте спор между двумя сторонами. Следовательно, кто-то обязательно будет недоволен. Даже представитель Президента и тот не всегда доволен.

Я хочу сказать, что одно из ключевых слов, которое Вы сказали, Владимир Владимирович, – это «стабильность». И я думаю, что наша задача заключается в том, чтобы обеспечить стабильность конституционного строя, самой Конституции. Мы исходим из того, что Конституция, конечно же, – это вектор для существования, развития Российского государства, общества, всех наших граждан. Но Конституция есть нечто большее, потому что если бы она была просто текстом из сотен с небольшим статей, то, наверное, было бы не вполне правильно говорить так о Конституции. Потому что она живёт ведь в законах и в правоприменительной деятельности, а это огромная пирамида, вершиной которой только и является Конституция. Но вершина такая, которая задаёт грани, углы всей этой пирамиды, чтобы ничто не выбилось из неё. И мы сознаём эту нашу большую ответственность, такую, которую, может быть, можно сравнить с «Лабораторией Касперского», чтобы не было «вирусов» в нашей законодательно-нормативной системе, которые мы вылавливаем, и пытаемся помочь законодателю, исполнительной и законодательной власти, да и судебной власти тоже.

Мы, конечно, параллельно действуем с Верховным Судом, вообще со всей системой судов, которые осуществляют рассмотрение общегражданских дел, уголовных, административных. И деликатность заключается в том, чтобы не столкнуться, не пересечь компетенцию друг друга, как это бывает иногда, к сожалению, в соседних и не только в соседних государствах, когда вообще открывается война Конституционного Суда с другими судами. Мы, к счастью, избежали этого за все годы нашего существования. Я думаю, в этом заслуга не просто судей Конституционного Суда, а всё же той атмосферы, которая складывается, сложилась в стране благодаря действию всех властей, в том числе Президента Российской Федерации, с тем, чтобы мы понимали и шли в одном векторе, а не вразнобой.

Конечно, не всегда получается одинаково. Во всяком случае по всем различным направлениям через наши 14 с лишним тысяч решений по жалобам, которые мы получаем, а в последние годы это стабильная цифра, на 1 декабря было 13, но наши специалисты говорят, что уже поступивших жалоб в этом году будет более 14 тысяч, – конечно, не все они одинаковые, по многим мы пишем отказные определения, они не подходят для конституционного правосудия, потому что надо в другие органы гражданам обращаться. И мы говорим в таком случае, почему мы отказываем. Но среди тех, которые мы выбираем, это наиболее значимые дела, которые практически по всем линиям законодательного регулирования и правоисполнительной деятельности, включая взаимосвязь России в том числе по внешнему вектору, по международному вектору, присутствуют.

Не всегда они легко даются, потому что мы живём в сложном мире. Не могу не привести один пример. Мы входим в число учредителей Всемирной организации конституционных судов и, следовательно, в оргбюро, президиум. И в этом году состоялся четвёртый конгресс. Я думаю, когда-то, может быть, и в нашей стране пройдёт такой конгресс. В этот раз он проходил в Литве. Что сделали литовские власти? Они запретили въезд нашей делегации, судьям Конституционного Суда. По какой причине: что мы, на их взгляд, приняли незаконное решение по Крыму, оправдали вхождение Крыма. Но если бы мы так относились к литовскому суду, который в своё время посчитал, что бывший Президент Паксас не имеет права баллотироваться, импичмент практически ему объявили, а потом вдруг оказалось, что Страсбургский суд как бы несколько устранился от этого, но Паксас никакого преступления не совершал, и было уже поздно говорить об этом. Вот так зависла эта ситуация. Я это говорю не для того, чтобы сказать, что «сама дура», простите за это выражение, а исходя из того, что это очень деликатная, корректная сфера отношений.

И всё же Всемирная конференция, имею в виду как организация, всё же строится на невмешательстве в индивидуальные решения и создана для того, чтобы происходил диалог. А какой может быть диалог, если сказали: «Ребята, если вы на границу приедете, то мы вас дальше не пустим»?

Нельзя сказать, что Литва была поддержана всеми странами, нет, некоторые страны, кстати, не приехали в знак протеста против такого решения, – делегации конституционных судов, я имею в виду. А такие крупные государства, как, например, Австрия, где, кстати, первый конституционный суд бы создан, вообще в австрийской истории именно конституционный суд, другие государства Европы и Западной Европы ставили вопрос, что недопустимо такое поведение. Но Литва всё же настояла.

Я думаю, что этот эпизод останется в прошлом, потому что исходя из того, что конституционные суды всё же действуют ради того, чтобы укрепить конституционную законность, мир и благополучие, тем самым гражданам действовать в правовом поле, я надеюсь, что такие эксцессы не повторятся – судя по тому, что была принята резолюция, что страны, которые берут на себя обязанность площадки для проведения такого конгресса, обеспечивали бы всем присутствие. Следующий будет в Алжире, а далее, может быть, в России когда-нибудь наступит такое время.

По всем другим направлениям, включая и конституционные политические права граждан, гражданские права, личные права и свободы, у нас есть решения. Я хочу обратить внимание на то, что сложно, конечно, принимать решения, которые касаются деликатной сферы политических прав, но создаётся впечатление, что понятно, почему обращается на это внимание общественности. Потому что это наиболее привлекающая, значимая сфера. Статистика говорит о том, что из 14 тысяч – 59 жалоб, которые касаются политических прав, удельный вес таков. Это для исследователя даёт большую пищу для размышлений и анализа. Но я не хотел бы повторять конкретные дела – например, дело по «ЮКОСу» было первое наше дело в 2017 году, январское, и сейчас не остывают вокруг этого споры.

Но мне казалось, что на нашей официальной встрече было бы, наверное, не очень справедливо, с моей точки зрения, отнимать время на перечисление важнейших решений. За 2016 год мы Вам [сборник] представили. Надеюсь, когда наступят итоги 2017 года, в следующем году представим сборник 2017 года.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Валерий Дмитриевич.

http://www.kremlin.ru

Открытые письма:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *